ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вертолетчики Новороссии. Даешь Киев!
Гас (ЛП)
Греховная невинность
Норман
Вселенский заговор. Вечное свидание (сборник)
Файролл. Два огня
Ночь пляшущей тени
Танцующая на гребне волны
Родная кровь
МЫ 
В контакте
RSS
Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (2)

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Тилли Коул

«Тысяча незабываемых поцелуев»

Тысяча незабываемых поцелуев (ЛП) - _1.jpg

Название: Тилли Коул, «Тысяча незабываемых поцелуев»

Переводчик: Matreshka

Редактор: Mistress

Вычитка: Mistress, Matreshka

Обложка и оформление: Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

16+

Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Один поцелуй длится мгновение.

Но тысяча поцелуев могут продлиться целую жизнь.

Один мальчик.

Одна девочка.

Связь, которая образовалась в одно мгновение и перешла в десятилетие.

Связь, которую не могли разбить ни время, ни расстояние.

Связь, которая продлится вечность.

Или на это они рассчитывали.

Когда семнадцатилетний Рун Кристиансен возвращается из родной Норвегии в маленький городишко Блоссом Гроув, Джорджия, где он подружился с Поппи Личфилд еще ребенком, у него на уме только одно. Почему девушка, которая была половинкой его души, которая обещала верно ждать его возращения, оборвала общение без объяснения?

Сердце Руна было разбито несколько лет назад, когда Поппи замолчала. Но когда он узнает правду, он понимает, что самая сильная душевная боль еще впереди.

Содержание:

Пролог

1 глава

2 глава

3 глава

4 глава

5 глава

6 глава

7 глава

8 глава

9 глава

10 глава

11 глава

12 глава

13 глава

14 глава

15 глава

16 глава

Эпилог

Плейлист

Тысяча незабываемых поцелуев (ЛП) - _2.jpg

Рун

Было ровно четыре момента, которые определили мою жизнь.

Этот был первым.

***

Блоссом Гроув, Джорджия

США

Двенадцать лет назад

5 лет

— Jeg vil dra! Nå! Jeg vil reise hjem igjen ! (прим. пер. норвежский. Я хочу уехать! Сейчас же! Я хочу вернуться домой!) — я кричал так громко, как только мог, говоря своей маме, что хочу уехать сейчас же! Я хотел вернуться домой!

— Мы не собираемся домой, Рун. И мы не уедем. Теперь это наш дом, — ответила она по-английски. Она присела на корточки и посмотрела мне прямо в глаза. — Рун, — сказала она нежно, — я знаю, что ты не хотел покидать Осло, но твой папа получил новую работу в Джорджии. — Она провела рукой вверх и вниз по моей руке, но от этого я не почувствовал себя лучше. Я не хотел быть в этом месте, в Америке.

Я хотел вернуться домой.

— Slutt å snakke engelsk (прим. перев. норв. Перестань говорить по-английски!)! — огрызнулся я. Я ненавидел говорить по-английски. С тех пор, как мы отправились в Америку из Норвегии, мама с папой говорили только на английском. Они сказали, что я должен практиковаться.

Я не хотел!

Моя мама встала и подняла коробку с земли.

— Мы в Америке, Рун. Все здесь говорят по-английски. Ты говоришь на английском столько же, сколько и на норвежском. Настало время использовать его.

Я стоял на своем, глядя на свою маму, когда она обошла меня и направилась к дому. Я оглядел небольшую улочку, на которой мы теперь жили. Здесь было восемь домов. Все они были большими, но выглядели по-разному. Наш был выкрашен в красный цвет, с белыми окнами и большим крыльцом. Моя комната была большая и на нижнем этаже. Я думал, что это своего рода круто. В любом случае неважно. Я никогда раньше не спал внизу — в Осло моя спальня была наверху.

Я посмотрел на дома. Все они были выкрашены в яркие цвета: светло-голубые, желтые, розовые... Затем я посмотрел на соседний дом. Прямо по соседству — нас разделял участок травы. Оба дома были большими, и наши дворы тоже, но между ними не было забора. Если бы я хотел, я мог бы забежать на их двор и ничего бы меня не остановило.

Дом был ярко-белым с крыльцом вокруг него. На крыльце стояла кресло-качалка и висели качели. Рамы их окон были черными, и прямо напротив моего окна было окно их дома. Прямо напротив! Мне не понравилось это. Мне не нравилось, что я мог увидеть их комнату, а они мою.

На земле валялся камень. Я пнул его ногой, наблюдая, как он катится по улице. Затем повернулся, чтобы последовать за своей мамой, как вдруг услышал шум. Он доносился из дома по соседству с нашим. Я посмотрел на их переднюю дверь, но никто не вышел. Я начал подниматься по ступенькам своего крыльца, когда увидел какое-то движение сбоку дома — в окне соседнего дома, в том, что напротив моего.

Моя рука застыла на перилах, и я наблюдал, как девочка, одетая в яркое голубое платье, выбиралась через окно. Она спрыгнула на траву и обтерла руки о свои бедра. Я нахмурился, мои брови опустились вниз, когда я ждал, что она поднимет голову. У нее были каштановые волосы, которые были уложены на голове как птичье гнездо. А сбоку был большой белый бант.

Когда она подняла взгляд, то посмотрела прямо на меня. Затем она улыбнулась. Ее улыбка была такой широкой. Она быстро помахала, затем побежала вперед и остановилась передо мной.

Она вытянула свою руку.

— Привет, меня зовут Поппи Личфилд, мне пять лет, и я живу по соседству.

Я уставился на девочку. У нее был забавный акцент. Английские слова, которые я изучал в Норвегии, звучали по-другому. У девочки — Поппи — было пятно грязи на лице и ярко-желтые резиновые сапоги на ногах. Сбоку на них был нарисован огромный красный шар.

Она выглядела странно.

Я поднял взгляд от ее ног и вперился взглядом в ее руку. Она все еще держала ее вытянутой. Я не знал, что делать. Не знал, чего она хотела.

Поппи вздохнула. Покачав головой, она потянулась к моей руке и обхватила ее своей. Она потрясла ими дважды и сказала:

— Рукопожатие. Моя бабушка говорит, что правильно пожимать руку новым людям, с которыми знакомишься. — Она указала на наши руки. — Это рукопожатие. И это вежливо, потому что я не знаю тебя.

Я не сказал ничего, по какой-то причине мой голос не давал о себе знать. Когда я опустил взгляд, то понял, что это оттого, что наши руки все еще были соединены.

На ее руке тоже была грязь. На самом деле она вся была грязная.

— Как тебя зовут? — спросила Поппи. Ее голова была наклонена набок. Небольшая веточка застряла в ее волосах. — Эй, — сказала она, дергая наши руки. — Я спросила твое имя.

Я прочистил свое горло.

— Меня зовут Рун. Рун Эрик Кристиансен.

Поппи сморщила лицо, ее большие розовые губы были смешно оттопырены.

— Звучит странно, — выпалила она.

Я вырвал свою руку.

— Nei det gjør jeg ikke (прим. норв. Нет, не звучит!)! — выплюнул я. Ее лицо поморщилось еще сильнее.

— Что ты только что сказал? — спросила Поппи, когда я повернулся, чтобы пойти к своему дому. Я больше не хотел разговаривать с ней.

1
{"b":"562294","o":1}
МЫ 
В контакте
RSS