ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
След черного волка
Обратная сила. Том 3. 1983–1997
Когда страсть разгорается вновь
Стальные грозы
Плач
Кровные узы
Десантник разведотряда. Наш человек спасает Сталина
Книга о теле
Город лестниц
МЫ 
В контакте
RSS
Изменить стиль (Регистрация необходима)Выбрать главу (11)

Диана Гамильтон

Безумная страсть

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ей не надо было выходить за него замуж. Только полная дура могла решить, что из этого что-нибудь выйдет. Чертова идиотка!

В бессильном гневе Бет ударила кулачком по оконному переплету, и внезапно хлынувшие горячие слезы закрыли от нее чудесные сады Южного Парка. Стиснув зубы, она отошла от окна в глубь спальни. У нее нет времени ни на слезы, ни на то, чтобы преодолеть эту холодную боль внутри, ни на то, чтобы осмыслить все, что она видела и слышала.

Быть может, эта сегодняшняя вечеринка — тот случай, когда нет худа без добра, мрачно подумала она. Разыгрывая из себя идеальную миссис Сэвидж, радушную хозяйку, встречающую гостей — коллег Чарльза и людей, которые могли бы быть ему полезны, — она сумеет превозмочь боль.

Увидев в зеркале безмолвную тоску своих зеленых глаз, Бет поняла, это маленькое, слабое утешение — всего лишь химера, которой она обманывает себя. Как она может смириться с тем, что Занна Холл, женщина, в которую Чарльз был так страстно влюблен, снова появится здесь? Наверняка он ее сам пригласил, и что хуже всего, она привезла с собой своего двухлетнего незаконнорожденного сыночка, плод той страстной роковой любви!

На секунду резкая боль снова заполонила Бет, угрожая разорвать ее хрупкую фигурку. Боль не отпускала ее уже три месяца, с тех пор как у нее случился выкидыш. Но Бет справилась с ней раньше, чем боль стала непереносимой, лишила ее сил, уничтожила.

Упрямо сжав губы, она взяла гребень и, нахмурившись, дрожащими руками принялась укладывать свои прямые черные волосы в элегантную волну. Она будет делать все как обычно. Обыденность — единственное, что может ей помочь пройти через тяжелое испытание, не потеряв своего достоинства.

Достоинство, по крайней мере, внешнее, — это единственное, что у нее сохранилось. У нее не осталось ни гордости, ни самоуважения. Да их и не было никогда, если дело касалось Чарльза. Будь у нее гордость, она никогда не согласилась бы выйти за него замуж.

Размышляя об этой жалкой черте своего характера, Бет вышла из комнаты и направилась в кухню. Надо проверить, все ли приготовила миссис Пенни. Гости прибудут с минуты на минуту. В комнатах все в порядке. Почти каждый уик-энд здесь обсуждались дела. Женам придется развлекать себя самим, пока мужчины общаются. Прогулки среди зелени Южного Парка всегда были приятны, особенно теплым июньским днем. Чай на террасе, женские пересуды, возможно — поездка утром в деревню, взглянуть на норманнскую церковь и на живописные развалины аббатства.

И ни намека на то, что с ней происходит, и что она чувствует в действительности.

На огромной кухне Бет встретили аромат только что нарезанных трав и миссис Пенни, которая, не считая недолгой отлучки три года назад, вела все хозяйство в доме еще во времена родителей Чарльза.

— Час от часу не легче, — проговорила она, чересчур сильно грохоча противнем. Ее маленькие голубые глазки сверкнули, когда она взглянула на Бет. — Знаете, моя уточка, как эта мадам вернулась? Вошла сюда во всей красе, потребовала принести ей чай в кабинет, молока и бисквитов для своего мальчишки. Он вылитый отец. Бесстыдство, я это называю!

Молча Бет, принялась рассматривать свежеприготовленные овощи, разложенные на разделочном столике. Миссис Пенни заметила поразительное сходство между отцом и сыном Оно действительно бросалось в глаза.

Стараясь преодолеть онемение в шее и плечах, Бет переводила взгляд с одной кастрюли на другую. Нет смысла демонстрировать всем свое несчастье и унижение. Свежий горошек, морковь, картофель, собранные на огороде Южного Парка только сегодняшним утром, не помогали отрешиться от фраз, произносимых миссис Пенни.

— А когда я пошла забрать поднос, минут десять назад, он был уже там и сказал мне, если позволите, что она остается. «Приготовьте мне комнату, миссис Пенни, — заявила она мне, как хозяйка, — и одну для Гарри, конечно». Это ее сынок. Хорошенький мальчик, ведь это не его вина, правда? Не могу относиться к бедняжке плохо из-за этого. Но я поставила ее на место: «Боюсь, что сейчас я очень занята, мисс Холл. Вы ведь по-прежнему мисс Холл, не так ли?» И ей нечего было возразить, сказать: «О нет, я вышла замуж за Тома, или за Дика, или за отца Гарри», ведь так?

Как бы подчеркивая, насколько она занята, миссис Пенни повернулась к раковине и открыла кран на полную мощность, чтобы помыть пучок салата. Перекрикивая шум воды, она продолжила:

— Не знаю, о чем думает ваш муж, оказывая ей гостеприимство. Не понимаю. Хлопот от нее не оберешься, это я точно знаю.

Бет отлично понимала, почему Чарльз оказывал Занне гостеприимство, но говорить или думать об этом было настолько невыносимо, что она ограничилась коротким ироничным ответом:

— Уверена, что у мистера Сэвиджа есть причины.

Миссис Пенни, не сдержавшись, фыркнула.

— Ну для меня-то он не «мистер Сэвидж», уточка! Он навсегда был и останется крошкой Чарли: ведь когда я пришла сюда работать, ему было всего десять лет.

Бет вздрогнула. Как бы ей хотелось иметь веру миссис Пенни в то, что все идет как надо. Когда-то, ослепленная любовью и надеждами юности, она тоже так думала. Верила, что сможет заставить своего дорогого Чарльза по-настоящему полюбить ее и забыть со временем ту дикую, роковую страсть, которую он питал к Занне Холл.

Какая же я дура! — подумала она.

Выдавив из себя улыбку, Бет произнесла как можно непринужденнее:

— Если вы за всем проследите, то я пойду встречать первых гостей. Уже достаточно поздно, чтобы забыть о чае. Чарльз предложит всем напитки. Пойду поищу его.

Но она не станет его разыскивать, конечно же, нет. Она хотела было пойти за ним, полагая, что Чарльз в кабинете, так как полчаса назад, заканчивая сервировку стола, она слышала, как подъехала его машина.

Теперь он не утруждал себя сообщать ей о своем возвращении домой. Их брак превратился в отчужденное сосуществование, оба внешне сохраняли холодную вежливость. Что-либо другое было бы немыслимо. Прилив в их отношениях давно сменился отливом.

Подходя к кабинету, она изобразила легкую безликую улыбку, привычную для нее сейчас, потому что обещала себе не показывать Чарльзу, сколько боли и разочарования причиняет ей его отстранение — и духовное, и физическое. Сама мысль о том, что она по-прежнему страстно любит его, будет для него обременительной и сделает каменистые берега их брака еще более непривлекательными. Она уже привыкла терпеть, надеяться, ждать и быть всем, чем он хотел ее видеть. И не более того. Но только не сегодня.

Дверь в кабинет была приоткрыта. Бет уже собиралась толкнуть ее гладкую деревянную панель, когда хрипловатый и столь памятный голос заставил ее замереть на месте. Никогда ей не забыть этот зовущий, как у сирены, голос Занны. Даже если она проживет сто лет. Сначала она ничего не поняла. Но в ночных кошмарах редко был смысл, ведь так? Около трех лет назад Занна бросила Чарльза. Опустошенный, он заперся в Южном Парке и служил мишенью для деревенских пересудов. Ей совсем не следовало бы возвращаться. И тем более говорить такое.

— Я хочу вернуться, милый. Этот дурацкий брак изжил себя. Окончательно. Не стану притворяться, что я не рада, — я же не до такой степени лицемерна. Кроме того, наш мальчик должен знать своего отца, ты ведь не будешь это отрицать. Как мать, я люблю Гарри больше всего в мире, но ему все равно нужен отец.

Бет машинально пошире открыла дверь. То, что она увидела, изгнало недоверчивое выражение из ее зеленых глаз и вызвало шок. Эту сцену она запомнит на всю жизнь.

Занна была, как всегда, обворожительна. Она полулежала в кожаном кресле, золотисто-рыжие волосы обрамляли ее чарующее лицо. Чарльз склонился над ней. Его резкое лицо смягчилось, и на нем появилось выражение, которого Бет не видела уже долгие месяцы. Мучавшие ее мысли превратились в реальность. И еще ребенок.

1
{"b":"9388","o":1}
МЫ 
В контакте
RSS